SOME ISSUES OF SCIENTIFIC ACTIVITY IN THE FIELD OF PUBLIC HEALTH

Abstract


The article is devoted to a number of topical issues of scientific activity in the specialty “Public Health and Health Organization”. In particular, the issues of planning and execution of scientific, including dissertation, research and reflection of their results are in the press are considered.

Full Text

В 2017 году мною была написана книга, содержащая размышления над различными проблемами общественного здоровья и здравоохранения[1], в которой, в том числе, я касался и вопросов развития этой дисциплины в плане научной деятельности. Не буду подробно пересказывать ее содержание, хотя бы ради того, чтобы избежать обвинений в плагиате путем самозаимствования. Скажу лишь кратко, что речь там шла, в основном, о привычной структуре научных коллективов в виде отделов, лабораторий, кафедр, принципах выбора баз исследований, подготовке диссертационных работ и их защите. Причем, не ограничиваясь анализом сложившегося положения, автор взял на себя смелость высказать ряд предложений, которые могли бы, на его взгляд, способствовать прогрессу в решении рассматриваемых вопросов. Прошло три года, и, учитывая, что в моем возрасте уже каждый год может считаться за три, естественно меня интересует, происходят ли какие-то изменения в нашей дисциплине и в каком направлении. И то ли я неисправимый оптимист, то ли действительно что-то меняется, но определенные сдвиги, по-моему, наметились, хотя и не всегда, как мне кажется, позитивные. Впрочем, обо всем по порядку. Произошли определенные изменения, по крайней мере, в нашем институте, касающиеся его структуры, планирования и организации выполнения научных исследований. Практически осуществлен переход к проектному управлению. Вместо постоянных отделов создаются временные научные коллективы для выполнения тем по госзаданию и поисковых тем, что должно способствовать более рациональному использованию как трудовых, так и финансовых ресурсов, а главное – повышению эффективности научной деятельности, особенно если в полной мере использовать принцип мотивации. Хотя определенная доля инерции существует, и сложившиеся в течение многих лет коллективы стараются держаться вместе. Возможно, целесообразным было бы проведение конкурса сотрудников на участие в том или ином проекте. Руководитель темы, учитывая предложения конкурсантов по их возможному вкладу в выполнение работ, а также бюджет данного проекта, мог бы более эффективно формировать научный коллектив и организовывать работу по данному направлению. Но, вообще, в любом случае главное – результат! Только что под ним понимать? Вот тут и появились некоторые нюансы. Если раньше внимание уделялось, прежде всего, научной новизне и внедрению результатов исследования в практику, то теперь едва ли не основное требование – это количество публикаций, причем публикаций не вообще, а в определенных изданиях, входящих в соответствующие базы данных. Может это и правильно? Ну подготовили вы какой-то методический материал, сами его утвердить не можете, надежды на соответствующее министерство тоже особой в этом плане нет. А вот хорошая публикация, глядишь, кого-то и заинтересует. А там и до внедрения в практику недалеко. Кто-то у себя в организации это использовал, а коллеги узнали и сделали то же самое. Так шаг за шагом передовой опыт и внедряется. А потом глядишь, в министерстве обобщат этот опыт и издадут уже соответствующий нормативный документ. Правда, теория управления говорит о том, что система должна строиться не снизу вверх, а наоборот. По единым принципам, заранее предусмотрев все необходимые подсистемы, взаимосвязи между ними, правовое, ресурсное и информационное обеспечение. Но это так, в теории. А на практике сплошь и рядом мы являемся свидетелями привычного российского принципа – пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Это еще раз подтвердило взбудоражившее весь мир событие – эпидемия коронавируса. Ждать некогда, лихорадочно начинают приниматься какие-то меры, разрабатываться мероприятия по перепрофилированию медицинских организаций, развертыванию новых стационаров, обеспечению перчатками, масками и антисептиками, поиску действенных препаратов, переводу всех и вся на дистанционный режим работы и т.д. Мы героически преодолеваем трудности и поем славу медикам. Это, на мой взгляд, замечательно! А то ведь последние годы хорошие слова про медиков звучали в основном лишь один раз в году – в день медицинского работника, а в остальные дни средства массовой информации рассказывали больше про мздоимцев и убийц в белых халатах. Но вот вопрос – а надо ли каждый раз лихорадочно проявлять героизм? А может, лучше просто быть готовым к различным ситуациям. Сегодня в управлении качеством широко применяется такой методический подход как разработка СОПов (стандартов операционных процедур). Так, может, и тут нужны такие СОПы – иметь четкий алгоритм действий в любой возможной ситуации. Вот здесь, на мой взгляд, наука и могла бы пригодиться. Научные организации должны выполнять госзадания. Значит, госзадания и должны включать научное обоснование и разработку проектов управленческих решений в различных ситуациях, то есть участвовать в управлении рисками. Причем, управление рисками может осуществляться на различных иерархических уровнях (федеральный, региональный, медицинская организация и т.д.), а поэтому хорошо бы было, чтобы, определяя госзадание для научной организации, соответствующий орган управления определял бы и базы исследований, согласовывая с ними их проведение. Говорю об этом, вспоминая времена, когда руководство отдельных территорий или учреждений за честь считали проведение научных исследований на их базе. Теперь такая мотивация, как правило, отсутствует, если не считать в ряде случаев личную заинтересованность руководителей различного ранга, которые, подумывая о карьерном росте, не прочь защитить диссертации, а это сделать проще в рамках плановых научно-исследовательских работ. Вот тут-то интересы могут и совпасть. Ну, и раз уж речь зашла об этом, меняется ли что-нибудь в получении ученых степеней, по крайней мере, по нашей специальности? Меняется и достаточно активно. Цель при этом в основном одна и вполне обоснованная – повысить качество диссертационных исследований. Правда, способы достижения этой цели несколько различаются. Впрочем, целый ряд элементов особых изменений не претерпел. Все так же оформляется соискательство, готовится работа и обсуждается по мере ее завершения. Но зато теперь практически каждый год меняются требования к отражению материалов исследования в печати. Требуется подготовка все большего количества публикаций во все меньшем перечне подходящих для этого изданий. Причем, повторяться нельзя. И хотя написать разные статьи по одной и той же теме достаточно сложно, диссертанты, под разными названиями, переставляя абзацы местами, активно используя синонимы и кавычки, набирают нужное количество публикаций. Сумел их опубликовать – молодец, будешь защищаться, нет – извини, никакой ты не специалист. При этом никого не интересует, читал ли кто-то эти статьи или нет. Впрочем, к вопросу о публикациях я еще вернусь несколько ниже. А сейчас о судьбе готовых диссертаций. Есть вариант привычный с выбором диссертационного совета, куда представляется работа для защиты, соответствующей апробацией, подбором оппонентов и ведущей организации, самой защитой и последующим утверждением (или не утверждением) ВАК. Хотя и здесь есть новации. Во-первых, оппонентами должны быть не только специалисты из ограниченного круга, не имеющего пересечений с диссертантом по месту работы, публикациям и т.д. (то бишь изначально подозреваемые в необъективности), но и опубликовавшие достаточное количество работ по теме диссертации, да и опять-таки не вообще, а в определенных «ваковских» журналах. И попробуйте найти оппонентов для действительно новаторской, не разработанной еще другими темы. Впрочем, поиск оппонентов, ведущей организации и внешних специалистов, дающих отзывы на автореферат, по-прежнему является, прежде всего прерогативой научного руководителя. А дело диссертанта при этом отвезти к оппонентам диссертацию, автореферат, зачастую проект отзыва и, как правило, заранее поблагодарить их. Во-вторых, появились так называемые «тройки» (символичное название), то есть назначаемые диссертационными советами комиссии из трех своих членов для предварительного рассмотрения диссертаций и рекомендации их к защите. И тут ситуация своеобразная: если работа прошла все предусмотренные этапы, то какова их цена, и зачем нужна еще одна рекомендация. Может, достаточно или официальной апробации, или рассмотрения этой комиссией. Конечно, члены комиссии могут заметить еще какие-то недостатки и высказать соответствующие пожелания, но тогда возникает вопрос, с какого момента работа считается законченной, и в нее уже не должны вноситься изменения. Но вот, все позади, включая и защиту, дело передано в ВАК, и диссертанту остается, затаив дыхание, ждать объективного рассмотрения и присуждения искомой ученой степени. Если, конечно, защита проводилась по привычным канонам. Во тут-то мы и столкнулись с главной новацией – созданием независимых диссертационных советов. Там оппоненты вообще не предусмотрены. На заседание Совета приглашается определенное количество специалистов по теме представленной диссертации. Они и члены Совета - они и оппоненты. Осталось только обеспечить подбор их и приглашение на заседание для рассмотрения конкретной работы. Пока, правда, впечатление такое, что, как и подбор оппонентов раньше, это задача, осуществляемая, прежде всего, научным руководителем. Наверное, пора уже создать регистр экспертов, из числа которых и выбирать участников заседания в зависимости от рассматриваемой темы. У меня возникает такая ассоциация: когда нам нужен консилиум для выбора решения по оказанию медицинской помощи пациенту, мы приглашаем специалистов нужного профиля, а не просто хороших знакомых. Так и тут, коллегиальное обсуждение и открытое голосование позволяют всесторонне рассмотреть работу и вынести объективное суждение о соответствии диссертанта искомой ученой степени. Кстати, простите уж за святотатство, но я не уверен, что при этом все члены заседания прочитают все публикации диссертанта по теме исследования, что, впрочем, имеет место и при традиционной форме защиты. И невольно возникает вопрос, что все-таки важнее: ориентация диссертанта в рассматриваемой проблеме или тот самый набор публикаций, написанный им с божьей (или не только с его) помощью. А теперь я хочу вернуться к научным публикациям, которые важны, как при проведении плановых научных исследований, так и при подготовке диссертационных работ. И тут, прежде всего, приходится упомянуть о появившемся «страшном звере» под названием Система «Антиплагиат». Нехорошо, конечно, заимствовать чужие идеи, я уж не говорю о тексте. Но не дает мне покоя мысль, что, если бы эта система существовала раньше, то и мы, и наши дети и внуки были бы лишены таких произведений как «Приключения Буратино» (читай «Приключения Пиноккио»), «Золушка» (она же Синдерелла), да и многих других замечательных сказок. Мы могли бы не знать замечательного русского баснописца И.А. Крылова, который использовал басни Лафонтена, с которым надо бы разобраться французам (нахально использовал басни Эзопа). А Д.И. Менделеев? Хорош гусь! Взял все известные химические элементы и, без всяких ссылок на открывших и описавших их ученых, разместил в таблице. Ну чем не плагиат? Хотя и ссылался на то, что ему эта таблица во сне приснилась. А что говорить про самозаимствование! Специалист подготовил интересный приоритетный материал и опубликовал статью в доступном ему издании, например, в «Бюллетене Национального научно-исследовательского института общественного здоровья имени Н.А. Семашко», но он понимает, что не все, может быть, регулярно читают этот замечательный журнал, а ведь познакомить как можно большее число читателей со своими идеями и результатами исследований хочется, тем более, что от него руководители начинают требовать не публикаций вообще, а в журналах, входящих в определенные базы данных. А как это сделать? Об этом исследовании уже забудь и проводи новое, о котором не только ты, но и другие еще не писали? А как избежать самозаимствования в статьях по диссертационным исследованиям, опубликованных в требуемых количествах? Но теперь мало еще написать статью. Надо, чтобы ее цитировали. Пока это не сложно – некоторые авторы договариваются с коллегами, чтобы они сослались на твою статью в своих публикациях, а ты сошлешься взаимообразно на их статьи. «И тебе, и мене хорошо!». Правда, наши «друзья», боюсь, не дремлют и наверняка уже готовят новую программу «Антиссылка». А то ведь не дай бог, вырастут наши индексы Хирша. И как раньше жили без них!? Я вот уже, когда читаю некрологи или надписи на надгробных плитах, все жду появления слов «У покойного был большой Хирш». Кстати, если мы начали лишать ученых степеней за плагиат, то за излишнее цитирование можно было бы и Хирша лишать. А если серьезно, то, наверное, не мешало бы провести тщательное рассмотрение и обсуждение этих вопросов, чтобы «с водой не выплеснуть и ребенка».

About the authors

A. L Lindenbraten

Moscow, Russian Federation

Email: lindenbraten@nriph.ru

References

Statistics

Views

Abstract - 23

PDF (Russian) - 9

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 ФГБНУ Национальный НИИ Общественного здоровья имени Н.А. Семашко

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Moscow, st. Vorontsovo Pole, 12, building 1

Email: r.bulletin@yandex.ru

Phone: +7 (495) 917-90-41 add. 136



Principal Contact

Kuzmina Uliia Aleksandrovna
EXECUTIVE SECRETARY
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Email: r.bulletin@yandex.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies