COUNTERING EPIDEMICS AMONG THE CIVILIAN POPULATION OF THE USSR IN THE FIRST PERIOD OF THE GREAT PATRIOTIC WAR

Abstract


Against the background of the developing crisis caused by the COVID-19 pandemic, it is not superfluous to recall the experience gained by our people during one of the largest disasters in world history - World War II and, in particular, the Great Patriotic War. During the Great Patriotic War, the joint hard work of the country's leadership, public organizations and, most importantly, the Soviet people, to counter the emergence and spread of epidemics of infectious diseases, which were previously characteristic of any wars and took more lives than hostilities, made it possible to avoid not only the spread of infectious diseases in the rear and at the front, but also ensured the rapid localization of epidemic outbreaks. The article shows the state of the network of sanitary and epidemiological institutions, human resources, and nutrition characteristics in infectious diseases hospitals. The experience of combating epidemics on the territory of the USSR during the Great Patriotic War showed the whole world that with the correct organization of anti-epidemic measures, including the development of vaccine prophylaxis, it is possible to ensure the well-being of the population even in the most difficult conditions.

Full Text

На протяжении веков войны сопровождались эпидемиями, обусловленные, в том числе, бесконтрольным перемещением огромного количества людей и ухудшением бытовых условий на территориях воюющих сторон. Примечательно, что до ХХ века подавляющее число умерших во время войны были от различных болезней, преимущественно инфекционных. Небоевые потери составляли большинство жертв военного времени[2] [1, с. 13; 2, с. 11]. К «инфекционным болезням войны» можно отнести [1, с. 14; 2, с. 11]: 1. Паразитарные тифы (сыпной и возвратный). 2. Кишечные инфекции (дизентерия, брюшной тиф и паратифы). 3. Малярию. Великая Отечественная война (далее – ВОВ) качественно отличается от всех предыдущих войн. Её можно характеризовать как первые в мировой истории крупные военные сражения за время которых боевые потери значительно превысили санитарные, и несмотря на тяготы военного времени, на территории СССР не произошло ни одной значимой эпидемии [1, с. 15; 2, с. 11; 3, с. 45; 4, с. 12]. При этом, доля инфекционных болезней в общей заболеваемости составила лишь 9%[3]. Особое отношение к инфекционным заболеваниям в СССР возникло в результате негативного опыта Гражданской войны, когда на значительной территории страны отмечались вспышки тех или иных инфекционных заболеваний [5, с. 21–24]. Борьба с распространением инфекционных заболеваний велась на разных уровнях и началась задолго до войны [6, с. 28], о чем свидетельствуют Приказ Наркомздрава СССР № 250, предписывающий заменять эпидемиологов и госсанинспекторов, в случае их отсутствия, другими специалистами[4], и резолюция XVIII Всесоюзной конференции ВКП(б), где было отмечено, что «грязь есть неизбежный спутник и источник расхлябанности, расшатанности дисциплины, разболтанности, отсутствия порядка на заводе, фабрике, железной дороге»[5] [7]. Важнейшими документами, регламентирующими работу в этой сфере, являлись постановление ЦК ВКП(б) от 13.12.1929 «О медицинском обслуживании рабочих и крестьян» и постановление ЦИК и СНК СССР от 23.12.1933, согласно которым в составе Наркомздравов Союзных Республик были организованы государственные санитарные инспекции и установлены должности санитарных инспекторов при райисполкомах. В 1935 г. для координации проводимых мероприятий была создана Всесоюзная государственная санитарная инспекция [3, с. 25; 5, с. 25]. Единая санитарно-противоэпидемическая система включала [6, с. 28]: 1. Единство деятельности общей сети здравоохранения и санитарно-противоэпидемической организации на основе участкового принципа. 2. Плановые санитарно-противоэпидемические мероприятия. 3. Участие населения в проведении санитарно-противоэпидемических мероприятий. 4. Проведение комплекса мероприятий, направленных на все звенья эпидемического процесса. 5. Сочетание эпидемиологической теории с противоэпидемической практикой. В основу борьбы с инфекциями была положена их профилактика и структурированы основные противоэпидемические звенья, направленные на выявление, учет и изоляцию инфекционных больных, ликвидацию эпидемических очагов и проведение мероприятий по специфической профилактике заболеваний [3, с. 23–24; 5, с. 25-26; 6, с. 28–29]. С самого начала Великой Отечественной войны одной из важнейших задач медицинской службы страны являлось предупреждение распространения инфекционных заболеваний, как среди гражданского населения, так и в войсках, в том числе с заносом инфекций с пребывающими пополнениями[6] [1, с. 15; 4, с. 14]. Об этом свидетельствует тот факт, что уже 24 июня 1941 года состоялось экстренное заседание правлений Всесоюзного гигиенического общества, общества эпидемиологов и бактериологов, гигиенического комитета и санитарно-эпидемиологической комиссии Ученого медицинского совета Наркомздрава СССР, где прошло обсуждение оборонных задач научных и практических учреждений данных профилей [4, с. 26]. В частности, была обозначена необходимость обеспечения бесперебойной работы санитарных и противоэпидемических организаций, в том числе в малых населенных пунктах. Участники высоко оценили роль общества Красного креста в подготовке кадров, а также значение геокчайско-рогачевского движения за санитарную культуру[7] [3, с. 34]. Особенностью организации, проводимой в стране неспецифической профилактики, было осуществление противоэпидемических мероприятий не только учреждениями здравоохранения, но и другими органами управления народным хозяйством [3, с. 16], а также строжайший контроль их выполнения со стороны власти. 25 июня 1941 года Медсантруд выпустил директивное письмо о перестройке работы профсоюзных организаций, призывающее оказать помощь работником здравоохранения в борьбе за санитарное благополучие[8]. Повсеместно улучшалось медицинское обслуживание рабочих предприятий[9] и их семей[10], создавались службы на железнодорожном и водном транспорте для предотвращения распространения инфекций[11]. Особое значение придавалось установлению зон санитарной охраны и благоустройству водопроводов, а также обеззараживанию воды [6, с. 34], «работе» с водоемами в неблагополучных по малярии регионах[12]. Огромное значение имела специфическая профилактика, для которой, как в передвоенные годы, так и во время войны были разработаны: поливакцина, содержащая смесь антигенов брюшного тифа, паратифов А и В, холеры, дизентерии Григорьева-Шига и Флекснера, столбняка (Н.Е. Гефен, Н.И. Александров), вакцина против туляремии (Л.М. Хатеневер, Н.А. Гайский), живая авирулентная сибиреязвенная вакцина (Н.Н. Гинсбург), сыпнотифизная вакцина (М.К. Кронтовская)[13], столбнячный анатоксин (П.Ф. Здродовский, И.И. Рогозин), вакцина против клещевого японского энцефалита (Л.А. Зильбер, А.А. Смородинцев), позволявшие проводить специфическую профилактику основных «инфекционных болезней войны» даже в боевых условиях, различные бактериофаги[14] [2, с. 18–19; 6, с. 35–36; 4, с. 11]. На временно оккупированных территориях и в концентрационных лагерях за счет резкого, в том числе намеренного, ухудшения санитарно-гигиенического и эпидемического состояния создавалась угроза заноса инфекционных заболеваний в вооруженные силы, освобождавшие эти территории [4, с. 19–20]. Для предотвращения распространения инфекций в освобожденных районах, в кратчайшие сроки восстанавливали существовавшую в этих районах ранее систему здравоохранения[15]. Для организации координации действий, направленных на предотвращение эпидемий, в 1942 году Нарком здравоохранения Г.А. Митирев был назначен уполномоченным ГКО по противоэпидемической работе [4, с. 14], а в крупных лечебных учреждения и поликлиниках с 22 мая 1942 года ввели должность замглавврача по противоэпидемической работе[16] [6, с. 29]. Учёт ежедневной телеграфной информации о движении заболеваемости позволял оперативно предупреждать инфекционные заболевания [6, с. 31]. К концу первого периода войны более чем в два раза увеличилось число санитарно-эпидемиологических станций в городах и втрое – в сельской местности. Более чем в 10 раз увеличилось количество фельдшерских малярийных пунктов, параллельно с этим сократилось число таких пунктов в сельской местности. Аналогично незначительно уменьшилась сеть дезинфекционных учреждений и врачебных малярийных пунктов в городах и учреждений по борьбе с малярией в селах (табл. 1). Таблица 1 Сеть санитарно-эпидемиологических учреждений в СССР Показатель 1941 1942 Город Село Город Село Санитарно-эпидемиологические станции[17] 414 165 843 533 Дезинфекционные учреждения[18] 586 56 441 55 Учреждения по борьбе с малярией[19] 349 307 356 302 Врачебные малярийные пункты[20] 153 234 145 235 Фельдшерские малярийные пункты[21] 7 905 72 871 Дезинфекционные камеры[22] 4254 4808 4989 5135 Обеспеченность населения туберкулезными койками в городах в 1942 году увеличилась до 0,43 на 1000 чел. населения (в 1940 – 0,35), инфекционными койками в городах – до 1,5 на 1000 чел. населения (в 1940 году – 1,1), а в сельской местности – 0,2 (в 1940 году – 0,1)[23]. Среднее время пребывания больного на койке в инфекционных больницах в 1942 году составило 18,6 дней (в 1940 году – 15,6), а в туберкулезных больницах оно незначительно сократилось и составило 44,3 дня (в 1940 – 44,7)[24]. В городах функционировали 13167 туберкулезных коек, в сельской местности – 423; соответственно – 6133 и 251 кожно-венерологических; инфекционных (без временных) – 39264 и 11878; временных инфекционных[25] – 45518 и 14657; малярийных – 134 и 21. Больные туберкулезом дети занимали 2541 койки в городах и 200 – в селах. Детских инфекционных коек было в городе 21732 и 331 – в сельской местности[26]. Расширение коечной сети позволило обеспечить госпитализацию не только больных, но и подозрительных на заболевания лиц [6, с. 31–32]. Основными особенностями лечебного питания в инфекционных больницах являлось максимальное механическое щажение желудочно-кишечного тракта и обогащение пищи витаминами и минералами. Пациентам чаще назначали углеводисто-белковую диету с ограничением жиров и молока. Применялись столы № 1, 2, 2а, 3, для больных дизентерией в первые три дня – стол № 8 (рис. 1), а выздоравливающие получали усиленное питание [8, с. 211–212]. Рис. 1. Пример меню-раскладки для больных дизентерией [8, с. 212]. Организациями Красного креста и Красного Полумесяца осуществлялась работа по подготовке медицинских сестер запаса и санитарных дружинниц к борьбе с потенциальными эпидемиями[27]. Для врачей, вступивших в ряды народного ополчения, а в дальнейшем и для остальных граждан[28], были учреждены курсы в Ленинградском институте усовершенствования врачей им. Кирова[29] и других медицинских институтах[30] [6, с. 30]. Важная роль отводилась деятельности санинспекторов, в обязанности которых входило совершение обходов закрепленных за ними участков, выявление больных и дезинфекция очагов инфекционных заболеваний[31]. В функции инспекторов входило, в том числе, предотвращение вспышек инфекционных заболеваний на крупных объектах, например, на Московском метрополитене[32], который в случае необходимости планировалось использовать в качестве бомбоубежища. Численность санинспекторов только в РСФСР была немногим менее 250 тысяч человек [6, с. 30]. Немало внимания уделялось эпидемиологическому благополучию детей[33]. Приказ Наркомздрава СССР предписывал наличие врачей в штате интернатов, где размещались дети, эвакуированные из фронтовых зон. Интернаты, где находилось более 50 детей дошкольного или 100 детей школьного возраста, должны были иметь в штате среднего медицинского работника. Санитарные инспекции обязали контролировать санитарное состояние интернатов[34]. В годы ВОВ выделяли следующие профили специалистов санитарно-противоэпидемических организаций[35]: 1. Санитарные врачи: 1.1. По пищевой санитарии. 1.2. По жилищно-коммунальной санитарии. 1.3. По промышленной санитарии. 1.4. По школьной санитарии. 2. Эпидемиологи. 3. Маляриологи. 4. Бактериологи. 5. Помощники санитарных врачей (санитарные фельдшера). В первый год войны количество медицинского персонала во многих гражданских учреждениях сократилось, что было связано с призывом в армию. Однако, благодаря правильному распределению кадров[36] , уже в 1942 году удалось превысить довоенные показатели численности персонала (табл. 2). Приказом Наркомздрава СССР от 5 января 1942 г. был создан резерв врачей для командирования в освобожденные от оккупации районы [6, с. 31]. В дальнейшем приказ Наркомздрава от 16 мая 1942 г. регламентировал возвращение врачей, эвакуированных из захваченных фашистами районов[37]. Таблица 2 Кадры санитарно-эпидемиологических учреждений в СССР[38] Показатель, физ. лиц 1940 1941 1942 Город Село Город Село Город Село Санитарные врачи 2039 123 1970 309 2135 482 Эпидемиологи 1259 86 1322 143 1539 217 Маляриологи 583 - 455 - 476 - Бактериологи 1884 - 1445 - 1535 - Помощники санитарных врачей 3311 1459 2948 1312 3554 1548 Обеспеченность санитарными врачами, на 10000 жителей 0,58 0,02 0,57 0,05 0,62 0,08 Обеспеченность санитарными фельдшерами, на 10000 жителей 0,94 0,23 0,86 0,21 1,03 0,25 Таким образом, используя опыт предыдущих войн и времен разрухи, удалось оптимизировать структурно-функциональную организацию системы здравоохранения в целом и противоэпидемической службы в частности в «экстремальных» условиях войны. Инфекционная сеть оказалась достаточно гибкой, прочной и разветвленной, направленной на предотвращение, локализацию и уничтожение инфекционных очагов. Выбранная стратегия, в основе которой лежала превентивная профилактика, позволила без отвлечения значительных ресурсов здравоохранения избежать значимых эпидемий.

About the authors

R. S Serebryany

N.A. Semashko National Research Institute of Public Health

Email: niiimramn@mail.ru
Moscow, Russian Federation

D. V Kamelskikh

National Research Center for Hematology

Email: kamelskih@yandex.ru
Moscow, Russian Federation

References

  1. Вовси М.С. Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Инфекционные болезни (особенности их возникновения, течения, предупреждения и лечения во время войны) / М.С. Вовси. - М.: Медгиз, 1955. - Т. 31. - С. 13-16.
  2. Болдырев Т.Е. Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Раздел первый: Эпидемиологическое состояние войск Советской армии в период Великой отечественной войны / Т.Е. Болдырев. - М.: Медгиз, 1955. - Т. 32. - С. 11-20.
  3. Семашко Н.А. Очерки по теории организации советского здравоохранения. / Н.А. Семашко. - М.: Издательство АМН СССР, 1947. - 47 с.
  4. Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / Под ред. М.И. Барсукова, Д.Д. Кувшинского. - М.: Медицина, 1977. - 575 с.
  5. Рогозин И.И. Опыт советской медицины в великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Раздел первый: Эпидемиологическое состояние войск Советской армии в период Великой отечественной войны. Эпидемическая обстановка в стране в предвоенный период и в начале войны / И.И. Рогозин, Б.С. Бессмертный. - М.: Медгиз, 1955. - Т. 32. - С. 21-30.
  6. Рогозин И.И. Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Раздел второй: Основные принципы противоэпидемической работы среди населения и в войсках в период Великой Отечественной войны / И.И. Рогозин, Б.С. Бессмертный. - М.: Медгиз, 1955. - Т. 32. - С. 28-38.
  7. XVIII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). 10-21 марта 1939 г.: Стенографический отчет. - М.-Л.: ОГИЗ. Гос. изд-во полит. лит., 1939. - 742 с.
  8. Соколовский В.П. Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Гигиена. Питание больных и раненных во время Великой Отечественной войны / В.П. Соколовский. - М.: Медгиз, 1955. - Т. 33. - С. 206-222.
  9. Vovsi M.S. Opyt sovetskoj mediciny v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. Infekcionnye bolezni (osobennosti ih vozniknoveniya, techeniya, preduprezhdeniya i lecheniya vo vremya vojny) [The experience of Soviet medicine in the Great Patriotic War of 1941-1945. Infectious diseases (features of their occurrence, course, prevention and treatment during the war)]. Moscow, Medgiz Publ., 1955, vol. 31, pp. 13-16 (in Russian).
  10. Boldyrev T.E. Opyt sovetskoj mediciny v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. Razdel pervyj: Epidemiologicheskoe sostoyanie vojsk Sovetskoj armii v period Velikoj otechestvennoj vojny [The experience of Soviet medicine in the Great Patriotic War of 1941-1945. Section one: Epidemiological state of the Soviet army during the Great Patriotic War]. Moscow, Medgiz Publ., 1955, vol. 32, pp. 11-20. (in Russian).
  11. Semashko N.A. Ocherki po teorii organizacii sovetskogo zdravoohraneniya [Essays on the theory of the organization of Soviet health care]. Moscow, Publishing house of the USSR Academy of Medical Sciences, 1947. 47 p. (in Russian).
  12. Zdravoohranenie v gody Velikoj Otechestvennoj vojny 1941-1945 / Pod red. M.I. Barsukova, D.D. Kuvshinskogo [Health care during the Great Patriotic War 1941-1945 / Ed. M.I. Barsukova, D.D. Kuvshinsky]. Moscow, Medicine, 1977. 576 p. (in Russian).
  13. Rogozin I.I., Bessmertnyj B.S. Opyt sovetskoj mediciny v velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. Razdel pervyj: Epidemiologicheskoe sostoyanie vojsk Sovetskoj armii v period Velikoj otechestvennoj vojny. Epidemicheskaya obstanovka v strane v predvoennyj period i v nachale vojny[The experience of Soviet medicine in the Great Patriotic War of 1941-1945. Section One: Epidemiological State of the Soviet Army During the Great Patriotic War. Epidemic Situation in the Country in the Pre-War Period and at the Beginning of the War]. Moscow, Medgiz Publ., 1955, vol. 32, pp. 21-30 (in Russian).
  14. Rogozin I.I., Bessmertnyj B.S. Opyt sovetskoj mediciny v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. Razdel vtoroj: Osnovnye principy protivoepidemicheskoj raboty sredi naseleniya i v vojskah v period Velikoj Otechestvennoj vojny [The experience of Soviet medicine in the Great Patriotic War of 1941-1945. Section two: Basic principles of anti-epidemic work among the population and among the troops during the Great Patriotic War]. Moscow, Medgiz Publ., 1955, vol. 32, pp. 28-38 (in Russian).
  15. XVIII s"ezd Vsesoyuznoj kommunisticheskoj partii (b). 10-21 marta 1939 g.: Stenograficheskij otchet [XVIII Congress of the All-Union Communist Party. 10-21 March 1939: Verbatim record]. Moscow, Leningrad., OGIZ, State publishing house polit. lit., 1939. 742 p.
  16. Sokolovsky V.P. Opyt sovetskoj mediciny v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. Gigiena. Pitanie bol'nyh i ranennyh vo vremya Velikoj Otechestvennoj vojny [The experience of Soviet medicine in the Great Patriotic War of 1941-1945. Hygiene. Nutrition of the sick and wounded during the Great Patriotic War]. Moscow, Medgiz Publ., 1955, vol. 33, pp. 206-222 (in Russian).

Statistics

Views

Abstract - 9

PDF (Russian) - 7

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2021 ФГБНУ Национальный НИИ Общественного здоровья имени Н.А. Семашко

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Moscow, st. Vorontsovo Pole, 12, building 1

Email: r.bulletin@yandex.ru

Phone: +7 (495) 917-90-41 add. 136



Principal Contact

Kuzmina Uliia Aleksandrovna
EXECUTIVE SECRETARY
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Email: r.bulletin@yandex.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies