FROM THE FIGHT AGAINST PUERPERAL INFECTIONS TO OVERCOMING INFANT MORTALITY, FROM OBSTETRICS TO PEDIATRICS

Abstract


The article considers the relationship between the prevention of puerperal (postpartum) infections and the development of domestic pediatrics using the method of historical and medical analysis. The introduction of aseptics and antiseptics into the practice of combating puerperal infections, together with the progress of operative obstetrics in the early twentieth century, contributed to the emergence of large maternity hospitals and a hospital for postpartum patients in Moscow. The involvement of pediatricians in obstetric hospitals for the supervision of infants with the formation of consultations on care and feeding at them marked the beginning of systematic protection of infants in the city, a purposeful fight against infant mortality and contributed to the separation of pediatrics from obstetrics as an independent medical specialty and branch of medical science. The article presents a comparison of the features of the formation of the pediatric service in Moscow and St. Petersburg in the pre-revolutionary period in connection with the differences in the organization of obstetric care.

Full Text

Профилактика инфекционных заболеваний -важнейший фактор, определяющий развитие человечества. Выделение педиатрии из акушерства - наглядный тому пример. На протяжении веков роды в России происходили в домашних условиях. Забота о матери и новорождённом поручалась повивальным бабкам, позднее - акушеркам и врачам. Московское (1764) и Санкт-Петербургское (1771) Императорские родовспомогательные учреждения при Воспитательных домах изначально предназначались «сирым и неимущим родильницам», скрывающим рождение внебрачного ребёнка. Большинство таких матерей передавали младенцев на воспитание государству [1, с. 9]. В 1797 году в Санкт-Петербурге и в 1805 году в Москве в этих учреждениях появились «законно-родильные» отделения для бедных замужних женщин, не способных оплатить акушерскую помощь [1, с. 45; 2, с. 99]. В связи с ростом населения во второй половине XIX века Императорские Родовспомогательные учреждения уже не могли оказать помощь всем нуждающимся. Власти обеих столиц решали проблему оказания акушерской помощи малоимущим созданием небольших (на 3-12 коек) родильных приютов [2, с. 100-101; 3, с. 49]. Устройство небольших учреждений было продиктовано высокой материнской смертностью в крупных родильных отделениях. Она была обусловлена преимущественно «родильной горячкой» - послеродовым (пуэрперальным) сепсисом и могла достигать в акушерских отделениях европейских странах 30%, что неминуемо вело к увеличению и младенческой смертности. Поэтому женщины боялись рожать в крупных акушерских стационарах. В 1847 году выдающийся венгерский акушер, профессор Игнац Филипп Земмельвейс (18181865) сделал вывод, что «родильная горячка», согласно современному определению, является инфекцией, связанной с оказанием медицинской помощи. Основным фактором её контактной передачи оказались руки медицинского персонала. Введение врачом в практику обработки рук хлорной водой перед акушерским исследованием каждой женщины позволило снизить материнскую смертность в возглавляемом им отделении Центральной Венской больницы до 0,85%. Однако, при жизни Земмельвейса, получившего звание «спасителя матерей», открытый им принцип антисептики не получил широкого признания. Установление бактериальной этиологии пуэрперального сепсиса Р. Кохом и принятие новой концепции профилактики послеродовых инфекций введением асептики и антисептики (1867-1890-е годы) привело к значительному снижению материнской смертности в Европе (менее 1%), что нивелировало страх матерей и медиков перед крупными акушерскими стационарами [4, с. 19-20]. К 1903 году в Москве было устроено 15 общедоступных родильных приютов на 200 коек [3, с. 49-50]. Но в начале ХХ века они уже не удовлетворяли потребностей в акушерской помощи. После доклада 17 января 1901 года в Московском акушерско-гинекологическом обществе выдающегося русского акушера Г.Л. Грауэрмана (1861-1921) развитие родовспоможения в городе осуществлялось путём устройства крупных родильных домов [5, с. 11]. Снижение риска пуэрперальной инфекции и быстрое развитие оперативного акушерства потребовали оборудования в родовспомогательных учреждениях операционных и круглосуточного присутствия врачей, что было затруднительно исполнить в приютах. Первый родильный дом имени А.А. Абрикосовой в Москве был открыт 25 мая 1906 года. [3, с. 103]. В нём, как и в других родильных домах, родильницы размещались отдельно от новорождённых. Матерям детей приносили только для кормления. Целесообразность данных мер объяснялась необходимостью отдыха родильницы, которой запрещалось вставать с кровати в течение 6 дней. Акушеры считали, что это способствует профилактике послеродовых осложнений [3, с. 104106; 6, с. 71]. Пребывание младенца в раннем неонатальном периоде в медицинском учреждении увеличивало возможность сохранения его жизни. Директор Абрикосовского роддома, выдающийся русский акушер А.Н. Рахманов, считал изоляцию детей первым шагом «к постановке правильного ухода за новорожденными детьми в городских родильных учреждениях», которые до этого были в них «лишь пасынками», так как им «заботы уделялось очень мало» [7, с. 57]. В родильном доме матери обучались грудному вскармливанию, а перед выпиской - уходу за ребёнком [3, с. 130; 7, с. 92]. Первоначально в роддомах новорождённых курировали акушеры. Выдающийся русский педиатр, академик Г.Н. Сперанский, первый детский врач Абрикосовского родильного дома, полагал, что «при больших родильных домах акушерам так много дела, что наблюдение за детьми должно быть передано в руки отдельного врача ... скорее всего врача-педиатра» [8, с. 11]. Возникла потребность в привлечении в родовспомогательные учреждения детских врачей. Помогая новорождённым и консультируя матерей, педиатры проводили клинические исследования. Г.Н. Сперанский и Ф.А. Зайцев с Р.Э. Швейцером из Лепёхинского родильного дома изучали физиологическое течение неонатального периода и внесли вклад в научное обоснование выхаживания грудных детей [9, с. 50-52; 10, с. 35-42]. Исследования педиатров московских родильных домов в начале ХХ века легли в основу отечественной неонатологии и педиатрии. Необходимость дальнейшего наблюдения грудных детей привела к организации консультаций, где матерям давались советы по уходу и вскармливанию. Первые из них возникли в Москве при Абрикосовском и Лепёхинском родильных домах [3, с. 129-130; 7, с. 57]. Врачи отмечали преимущества наблюдения детей в консультациях при родовспомогательных учреждениях из-за большей приверженности матерей к их посещению и сохранению грудного вскармливания [6, с. 121-130; 8, с. 12]. Конечно, несколько консультаций для грудных детей в начале ХХ века в Москве не могли оказать заметного влияния на высокую младенческую смертность в городе. Каждый четвёртый ребёнок, рождённый в столице в 1908 году (26,6%) не дожил до годовалого возраста [6, с. 7]. Основной причиной смерти младенцев были инфекционные заболевания, возникшие на фоне тяжёлых расстройств нутритивного статуса. Но городские власти откладывали включение педиатров в штат родильных домов. Они годами работали на благотворительных началах [3, с. 98; 8, с. 12]. С введением в практику асептиков и антисептиков в начале ХХ века эндемическое распространение пуэрперальных инфекций в родовспомогательных учреждениях прекратилось. В 1900 году в Москве «родильная горячка» стала причиной смерти 0,166% родильниц - 64 женщин [11, с. 19-23]. Пациентки с пуэрперальными инфекциями получали помощь в гинекологических отделениях больниц, ограничивая их оперативную деятельность. Женщины поступали на лечение без детей и были вынуждены прекращать кормление грудью, что нередко приводило к гибели младенцев. Поэтому больные матери, как свидетельствовал Г.Л. Грауэрман, «только в крайности поступают в общие больницы» [6, с. 5-6]. Для лечения пуэрперальных заболеваний требовался специализированный стационар. Больница для послеродовых больных имени Л.И. Тимистера на 35 коек открылась 15 ноября 1910 года и образовала с Лепехинским родильным домом единый комплекс под руководством Г.Л. Грауэрмана. Для лечения и научного изучения пуэрперальных инфекций в учреждении были операционная, амбулатория, клиническая и микробиологическая лаборатории, виварий, па-талогоанатомическое отделение и музей. Для сохранения естественного вскармливания в стационаре организовали отделение для грудных детей пациенток. В связи с этим Городское управление впервые включило врача-педиатра в штат акушерского стационара и выделило средства для оборудования молочной кухни и раздачи молочных смесей наблюдавшимся в консультации детям [6, с. 7 -14]. Педиатром комплекса стал Фёдор Александрович Зайцев [6, с. 91]. Дети пациенток также нуждались в лечении [6, с. 98-99]. Акушеры и педиатры изучали возможность вертикальной передачи возбудителей послеродовых гнойно-воспалительных заболеваний при грудном вскармливании. Случаев заражения младенцев от матерей отмечено не было [6, с. 98]. Таким образом, первый шаг московских властей по борьбе с младенческой смертностью осуществился в стационаре для пуэрперальных пациенток, проводившем планомерную охрану материнства. Перед Первой мировой войной в Москве педиатры работали во всех 4-х городских родильных домах, где возникли консультации и школы матерей. Медицинские учреждения для младенцев возникали уже вне связи с акушерскими стационарами, что свидетельствует о выделении педиатрии из акушерства как отдельной врачебной специальности [6, с. 13-15; 12, с. 38-43; 13, с. 3-7]. Рост у общественности и медицинского сообщества интереса к вопросам охраны здоровья подрастающего поколения, организация новых профильных изданий, лечебниц и клиник детских болезней, стали свидетельством формирования педиатрии как самостоятельной отрасли медицинской науки [6, с. 12-13; 13, с. 3-5; 14, с. 10-12; 15, с. 3-6 ]. Летальность среди младенцев, наблюдавшихся в консультации при учреждениях имени С.В. Лепехина и Л.И. Тимистера, была относительно низкой и не превышала 3,8%, что свидетельствует об эффективности консультативной помощи грудным детям при акушерских стационарах [12, с. 37]. Но из-за ограниченности средств городские учреждения Москвы не могли оказать помощь всем нуждающимся в ней матерям и детям. В комплексе с мерами широкой социальной поддержки в советский период научные и практические достижения московских акушеров и педиатров получили широкую реализацию, что привело к значимому снижению младенческой смертности в городе [16, с. 180]. В отличие от Москвы, в Санкт-Петербурге преимущественное родовспоможение в приютах до 1917 года оказывало иное влияние на становление педиатрической службы города [2, с. 102103]. Здесь первыми консультировать младенцев стали «Капли молока». Они были благотворительными организациями, первоначальной задачей которых было снабжение молочным питанием детей с особыми потребностями (недоношенных) и искусственно вскармливающихся. Лишь позднее «Капли молока» стали оказывать помощь младенцам на грудном вскармливании. В то же время северной столице в России принадлежит приоритет в создании городских приютов для выхаживания недоношенных детей [17, с. 3-8]. Таким образом, концепция профилактики пуэрперальных инфекций на основе асептики и антисептики создала условия для реорганизации акушерской помощи в Москве, что способствовало возникновению в городе службы охраны младенчества и выделению педиатрии из акушерства как самостоятельной медицинской специальности и отрасли медицинской науки. Разработанные в начале ХХ века в Москве лечебно-диагностические технологии легли в основу охраны материнства и младенчества в советский период, в результате чего значительно снизилась младенческая смертность.

About the authors

Larisa Evgenievna Gorelova

N.A. Semashko National Research Institute of Public Health

Email: gorelova_le@mail.ru
Moscow, Russia

Vera Nikolaev Shelkova

Speransky City Children's Hospital № 9

Email: vera.shelkova70@mail.ru
Moscow, Russia

References

  1. Альбицкий В.Ю., Баранов А.А., Шер С.А. Императорский Московский Воспитательный дом как центр охраны здоровья детей в Российской империи (1813-1917 гг.). М.: Союз Педиатров России, 2011. 127 с.
  2. Яковенко Т.Г. Сеть родовспомогательных учреждений в Петрограде к 1917 году // Журнал акушерства и женских болезней. 2005. Том 54, № 2. С. 99-103.
  3. Успенский В.П. Москва. Краткий очерк развития и современного состояния городской врачебно-санитарной организации. Издание Городской Управы. М.: Городская Типография, 1911. 131 с.
  4. Брусина Е.Б., Зуева Л.П., Ковалишена О.В. и др. Инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи: современная доктрина профилактики. Часть 1. Исторические предпосылки // Эпидемиология и Вакцинопрофилактика. 2018. Том 17, № 5. С. 17-24.
  5. Грауэрман Г.Л. К вопросу об оказании акушерской помощи в Москве. М.: Товарищество типографии А.И. Мамонтова, 1901. 18 с.
  6. Отчет Московской Городской больницы для послеродовых больных имени Л.И. Тимистера за время с 15 ноября 1910 г. до 1 января 1912 г. М.: Городская типография, 1913. 132 с.
  7. Отчет о деятельности Городского родильного дома имени А.А. Абрикосовой за первые 19 месяцев (с 3 июня 1906 года по 1 января 1908 года). М.: Городская типография, 1909. 99 с.
  8. Сперанский Г.Н. Опыт устройства и ведения специальной лечебницы для детей грудного возраста // Материалы по изучению грудного возраста. Вып. 1 / под. ред. Г.Н. Сперанского. М.: Лечебница для детей грудного возраста, 1914. С. 10-19.
  9. Отчет по Городскому родильному дому имени А.А. Абрикосовой за 1908 год. М.: Городская типография, 1909. 62 с.
  10. Зайцев Ф.А., Швейцер Р.Э. К вопросу о купании новорожденных // Медицинское обозрение. 1909. Том 71, № 1. С. 35-42.
  11. Грауэрман Г.Л. К статистике послеродовых заболеваний и смертности при них в Москве за время с 1897-1903 гг. в связи с вопросом об учреждении специального отделения для заболевших послеродовыми формами // Труды Акушерско-гинекологического общества, состоящего при Императорском Московском Университете. 1905. Том XIX. С. 19-39.
  12. Отчет Московской городской больницы для послеродовых больных имени Л.И. Тимистера за 1913 год. М.: Городская типография, 1915. 49 c.
  13. Устав Второй Бесплатной консультации для детей грудного возраста по вскармливанию и уходу за ними и Стационарного отделения при ней, учрежденных: Утвержден 18 мая 1913 года. М.: Московское общество борьбы с детской смертностью, 1913. 8 с.
  14. Альбицкий В.Ю., Баранов А.А., Шер С.А. Дом охраны младенца. М.: Союз Педиатров России, 2012. 72 с.
  15. Отчет о деятельности клиники детских болезней Московских высших женских курсов за 1911-1912 учебный год: Год 1-й. М.: Московские высшие женские курсы, 1912. 93 с.
  16. Жиромская В.Б. Жизненный потенциал послевоенных поколений в России: историко-демографический аспект: 1946-1960. М.: РГГУ, 2009. 310 с.
  17. Губерт В.О. Капля молока (Goutte du lait), как благотворительно-гигиеническая организация и участие в ней городских аптек. СПб.: Типография П.П. Сойкина, 1904. 13 с.

Statistics

Views

Abstract - 20

PDF (Russian) - 6

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2022 ФГБНУ Национальный НИИ Общественного здоровья имени Н.А. Семашко

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Mailing Address

Address: 105064, Moscow, st. Vorontsovo Pole, 12, building 1

Email: r.bulletin@yandex.ru

Phone: +7 (495) 917-90-41 add. 136



Principal Contact

Kuzmina Uliia Aleksandrovna
EXECUTIVE SECRETARY
FSSBI «N.A. Semashko National Research Institute of Public Health»

105064, Vorontsovo Pole st., 12, Moscow


Email: r.bulletin@yandex.ru

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies